Круговорот меня в природе Litelatula.ru

Сначала я щипал травку, поворачиваясь к солнышку разными боками. Подойдя к ручью, напился вкусной холодной водицы, встряхнул гривой и от удовольствия заржал. Гнедая кобыла невдалеке скромно в унисон подхватила мою песню и я, увидев ее периферийным зрением, захотел не есть…

Соки свободно ходили во мне, неся силы во все концы организма. Красивым аллюром, пританцовывая, я прошелся мимо красавицы, с удовольствием почувствовав ее здоровье и отметив луч благодатного солнца скользнувший по бархатному крупу, красивое движение хвоста, как бы отгоняющего насекомых, нечаянно приоткрывшее
гостеприимное лоно…

Тяжесть в моем паху — превратилась в могучую силу. И эта сила была желанна и востребована: стоило мне только слегка щипнуть зубами упругую кожу выгнутой шеи, как я был принят. Она повернула ко мне открыто все необходимое, да еще и голову с благодарным и добрым взглядом и мне оставалось только , встав на дыбы, войти во блаженство…

Потом мы паслись рядом, погружаясь медленно, со всем миром, в мягкие, наполненные покоем сумерки…


С похмелья я бываю очень добрым. Хочу обнять всех своих врагов. Но не могу видеть тех вместе с кем пил… Мне хочется говорить и слушать. Хочется признаваться в своей глупости: «Надо же вот так, каждый раз, одно и тоже!»
Я с удовольствием слушаю рассказы бывалых приятелей о том, какие глупцы и они, и потом тщательно доказываю что я, все же — гораздо глупее и хуже.
Первые два дня хорошо идут разговоры о разбитом здоровии, о страшных уколах и капельницах, и докторах говорящих, что однажды когда нибудь — даже они не смогут уже помочь…

Значительное время занимает обсуждение финансовых потерь. Эти потери умножаются на пропитые годы и получаются машины, квартиры и дачи с полною упаковкой. Это уже слишком тяготит душу и тогда кто-нибудь заявляет что хорошо еще, что все мы не в тюрьмах и не в гробах. И это действительно успокаивает. Разговор уходит в более сентиментальное русло и начинают получать признание и заслуженное сочувствие наши жены и дети, и все вообще близкие люди, включая терпеливое, до поры до времени, начальство…
На третий день возникает необузданный энтузиазм. Все начинает делаться, хотя и из рук падает. Путем многократной перегрузки вестибулярного аппарата, достигается стабилизация координации движений.

На четвертый день появляется первый намек на успех и какие-то нежданные деньги — с неба. К этому времени уже слегка налаживается перистальтика желудка и появляется зверский аппетит. В башке тоже наступает постепенный порядок, беседы сокращаются, а дружеское расположение к врагам — уходит. Хочется работать. Возникает почти не осознанное желание самоутвердиться, то есть — реабилитироваться. Самому себе задается тест на деградацию личности.

Через неделю появляются успехи. Они скромны, но они — окрыляют. В это время вспоминается, что мудрый человек — ежедневно может начать новую жизнь. Хочется быть мудрым. Пусть все плохое останется позади — в прошлом, в другой грязной и прошлой жизни.
Через три недели я уже практически уверен в себе. Появляется планирование. Я уже примерно знаю что нужно делать в ближайшие две недели и стратегически — во всю оставшуюся жизнь.

Бюджет хорош. Без излишков, но предусматривающий необходимости ближайшего будущего…
Вот в это время бес, который никогда не дремлет, устраивает подножку…
… На третий, или четвертый день, я лежу с закрытыми глазами, весь в поту. Сердце стучит, как отбойный молоток, только не так равномерно. В вене торчит игла и безразличный голос доктора тихо произносит: «Сейчас мы ему еще никотиночки и витаминчиков…» …


Это я только снаружи: пузатый, лысый и жопастый. А внутри, в мечте, я — повыше, стройный, очень энергичный и, знаете, такая невероятная реакция у меня.
Не бывает чтобы я не нашелся что ответить, или сказал, а потом пожалел, что не то… Я реагирую на все внешние раздражители быстро и точно. Еще я — щедрый, богатый и добрый. Беспощадный тоже и — неуловимый.

Я подхожу к человеку и вижу что он — говно еще раньше, чем он открыл клюв и убиваю его простым ударом кулака в лоб, или снизу — в подбородок. И пока он летит, отдыхая, на землю, с удивленными своими сраными глазками , заливаясь кровью и мочой, я думаю уже о другом: я вот бабушке уже помогаю перейти безопасно дорогу, или лучше не бабушке, а очень красивой девушке, со стройной, как у меня, фигурой, но такой беззащитной и умной… Я этим девушкам всем бы помог и у меня сил хватило — даже не убавилось бы…

Но — самое главное — это мой интеллект. Могучий. И — творческое начало. Я вообще — гений. Во всех сразу областях. Могу — музыку, могу — стихи, или картину. И от всего, что ни сделаю, у человечества дух захватывает и — восторг.
Только слово — не «гений». Гений — это как то тоже говенно звучит. Лучше просто Женя, но могу — все.

Я, конечно, по человечески и подлость могу… Но всегда после покаюсь, или обосную.
Эх! Человеку много ли надо? Пусть только не мешает никто, а кто помешает, пусть подохнет — вот и все, в сущности… Ну, любви еще, восхищения… Но только — заслуженного! Если мной восхищаются, а я знаю что зря, это уже не праздник.
Кстати, хорошо все-таки, что на земле так много всякого дерьма. Это ведь так приятно, при могуществе и неуловимости, подходить к дерьму и разбивать морды. Я, хоть раньше уже говорил, все равно повторюсь: я ему, пидару, (а он еще не знает ничего, гоношится!) беру и… сначала — пинком по яйцам, чтобы аж спермой обоссался! А потом, когда загнется и заойкает, одной рукой за плечо поправлю, чтобы глаза видать было и снизу по подбородку каменным своим кулаком просто, безо всяких приемов там ( а он чтоб, говно, обязательно был каким ни будь мастером единоборств, чуть ли не чемпионом) как впиздюрю!!!

И смотрю как он падает навзничь, а из него в разные стороны: искры глазные, кровь и ненужные уже совершенно, зубы гнилые вылетают… А я поворачиваюсь благородно к обиженной этой сволочью красавице, восхищенной моим оперкотом и говорю: «Не бойся девушка. Больше он тебя, и никто другой, не обидит — пошли ебаться.»



Борьба со скукой
Сорокалетний Валерий Васильевич был у нее всего лишь пятым, или двадцатым, но только не трехзначным пока еще, мужиком.

Парадокс доступности.
Такая же фигня происходит и в иных культурных пластах земной жизни.

 Вариант
 Это
 Парадокс доступности.
 Жизнь после смерти
 Круговорот меня в природе
 Лёля Макаровна.
 Дедукция
 Миноточку...
 Грустно...
 Заглянуть в глаза.
 Казнь.
 Кардебалет
 Мастерская художника
 Отрицание отрицания
 Промежность
 Простейшие
 Тест
 Подельник Сидоров
 Колорит зимнего юга
 История с Амалией Е.
 Хочешь?
 Таро
 Си бемоль
 Миг судьбы
 Анальный вздох
 Налёт на восток. (быль)
 Пришла родимая
 Касса номер девять.
 Абсолютный процесс
 Штихи
 Композиция Ларцева.
 Интимные мысли
 Детский сад.
 Позавидовать мертвым.
 Сергей Сергеич
 Вежливость королев.
 Борьба со скукой
 Хобби
 Отъеблось.
 Роман века
 Интрига.
 Шапокляк.
 Страх жизни.
 Предновогоднее письмо подружке.
 Засада.
 Производственная тематика.
 Первая любовь.
 Пустое.
 Коллеги.
 Пидараска.
 Пуск.
 Сто лет до бессмертия.
 Катрин.


Евгений Петрийчук ( статистика )    photojohny@gmail.com