Жизнь после смерти Litelatula.ru

До дома оставалось две темных улицы. Лучше, если бы было попозже. Самое шебутное время выпало мне на дорогу: дозы уже высоки, но и организмы пока способны сопротивляться вырубанию.

Я ощущал недоброе будущее. А возможно, в таких обстоятельствах, всегда ждешь неприятностей и если все обходится — забываешь, а не обойдется — вспоминаешь потом о предчувствиях.

Моя неприятность возникла передо мной в виде хрестоматийного ублюдка с горящей сигаретой в губах.

— Закурить не найдется? — нагло поинтересовался он, затягиваясь и недобро шевеля дерьмом в своих глазах.

— Не курю. — сухо ответил я, стараясь выглядеть как можно уверенней, хотя сразу прошел-таки холод по позвоночнику, где у меня сосредоточены самые говенные нервные окончания, ведающие трусостью.

— Обижаешь, зема! — зашевелился, заступая мне путь, мудила. — Хочешь, я тебя щщас обоссу?

Вопрос из серии интересных… Я попытался пойти мимо, понимая уже, что так просто это все не обойдется. Меня схватили за шиворот очень неаккуратные руки. Я попытался оторвать их и спастись бегством, но попытка моя наткнулась зубами на кулак.

Значительное физическое превосходство врага обнаружилось мигом, когда я упал на асфальт. Губы лопнули и из раны густо потекло. Не было никаких моральных сил на мобилизацию своих скромных физических возможностей. Я пытался подняться на ноги, не попав под новый удар, и видел, как мой неприятель целит глазом, выбирая, куда бы мне втереть. Его кулак прошел точную траекторию и размазал мой нос по лицу. Я снова упал, начиная понимать, что необходимо оказать какое-то сопротивление. Это не тот был случай, когда можно стерпеть пару ударов — их будет значительно больше.
Собрав позитивно весь свой страх и отчаяние, я с криком бросился на него прямо с земли и куда-то стукнул рукой, вызвав искры радости в его глазах.

Ах ты говнюк! Ты еще дрочиться будешь? — спросил он загадочно и вдруг, выхватив откуда-то нож, воткнул мне его под ребра, выдернул и еще саданул — поглубже.
Мир завертелся вокруг. Я подумал что это — все. По ногам потекло. Я упал, как положено, в пыль и окурки, ощущая, как жизнь покидает меня, вымещаемая холодом и анемией…

Очнулся в больнице. Вокруг хлопотали врачи и по их лицам видно было что дела мои — хуевые. Я некоторое время отстранено следил за суетой, не пытаясь даже проанализировать свое состояние, или активизировать защитные функции организма. Мне было спокойно от мысли, что я уже не на улице и бить меня уже не будут, а будут, наоборот, стараться спасти… Я временами погружался в забытье, потом снова всплывал на поверхность жизни, наблюдая все ту же картину озабоченности медперсонала.

Вдруг я заметил, что ситуация обострилась. Врачи стали быстрее двигаться и заговорили отрывисто и громко. В то же время я стал отделяться от своего тела и подниматься над ним вверх. Теперь я уже видел всю картину битвы за жизнь со стороны. Все происходило в точности так, как я читал об этом в книге «Жизнь после смерти». Я видел свое тело внизу с изувеченным, обескровленным лицом, опутанное шлангами и проводами, людей в белых халатах которые повторяли, уже не веря в успех, один электрический разряд за другим. Наконец они прекратили попытки. Датчики приборов регистрировали остановку моего сердца. Потом в палату вбежала жена и мой лучший друг. Они были очень расстроены, но я не мог привлечь их внимание к себе парящему у потолка. Они смотрели на останки моей биомассы.

Меня понесло через перекрытия этажей вверх, вверх, и мигом я вырвался из здания больницы наружу. Несколько коротких секунд я видел удаляющиеся огни города, потом произошла некая трансформация внешней субстанции которая образовала вокруг меня туннель по которому я летел, наблюдая вращение и набирая все большую скорость, к далекому ярко светлому выходу. По мере моего движения свет в конце туннеля становился все ярче, но это не причиняло мне беспокойства. Наоборот — свет этот давал еще и ощущение добра и покоя, каких мне не приходилось испытывать никогда в моей жизни.

Наконец меня вынесло на открытое пространство и движение, замедлившись, постепенно прекратилось.

Я огляделся и увидел, как ко мне подходит мой покойный отец и с ним, покойный же, мой старший брат. А рядом сестра, умершая от шизофрении, но теперь явно — совершенно здоровая. Они радостно приветствовали меня и повели, взяв за руки, к источнику света и добра. Я понял, что ничего страшного уже не будет. Все будет покойно, вечно и здорово. Я засмеялся…

В это время сон кончился, и наступила настоящая бездонная и всепоглощающая смерть.



Хобби
И она, сука, заметила. Уверен в этом! Что-то неуловимо изменилось в её лице. Чуть больше крови в каппилярах и вот вам пожалуйста - румянец сгущается, как если бы в фотошопе набрать Ctrl+B и шевельнуть движок Red вправо на +6 не более... И ноздри её чуть

История с Амалией Е.
Вижу её в пару. Очертания тела размыты. Она просит не подходить, пожалуйста, близко. Потом не выдерживает и мы уже ласкаем друг друга. Это оказывается неожиданно здорово. Я даже предположить не мог что так здорово будет с Амалией Е.

 Вариант
 Это
 Парадокс доступности.
 Жизнь после смерти
 Круговорот меня в природе
 Лёля Макаровна.
 Дедукция
 Миноточку...
 Грустно...
 Заглянуть в глаза.
 Казнь.
 Кардебалет
 Мастерская художника
 Отрицание отрицания
 Промежность
 Простейшие
 Тест
 Подельник Сидоров
 Колорит зимнего юга
 История с Амалией Е.
 Хочешь?
 Таро
 Си бемоль
 Миг судьбы
 Анальный вздох
 Налёт на восток. (быль)
 Пришла родимая
 Касса номер девять.
 Абсолютный процесс
 Штихи
 Композиция Ларцева.
 Интимные мысли
 Детский сад.
 Позавидовать мертвым.
 Сергей Сергеич
 Вежливость королев.
 Борьба со скукой
 Хобби
 Отъеблось.
 Роман века
 Интрига.
 Шапокляк.
 Страх жизни.
 Предновогоднее письмо подружке.
 Засада.
 Производственная тематика.
 Первая любовь.
 Пустое.
 Коллеги.
 Пидараска.
 Пуск.
 Сто лет до бессмертия.
 Катрин.


Евгений Петрийчук ( статистика )    photojohny@gmail.com