Кардебалет Litelatula.ru

Витька Богомолов забухал. В этом не было ничего удивительного. Такие дела повторялись у него с ритмичностью морских приливов. Просто однажды на каких ни будь посиделках, он вдруг выпивал не обычную для него минералку, а полноценный стопарь. При этом все начинали значительно переглдываться и Витек никогда не обманывал ожидания толпы. Он начинал чудить в непристойных масштабах и быстро опускался до живописи бродяг. Пил он дня четыре, потом валялся в поту неделю, ничего не делая, кроме масштабных водных ассимиляции и диссимиляции перемежающихся беспробудным сном. Потом десять — пятнадцать дней, месяц, ремиссии и – вновь по кругу. Около трех лет борьбы с собой и – завязка на год, полтора. Расцвет творчества, новые шмотки, любовь, пунктуальность, минералка на всех застольях, новые проекты, взлет над толпой и… неизбежное паденье.

Богомолов выдумывал всякие несуразности. Пример – написаный им балет «Это». Некоторое либретто с очень размытой сущностью. Общие указания музыки и предполагаемых сцен. Рекомендации балетмейстерам и исполнителям, которые исчерпывающе может проиллюстрировать фраза: «Пусть пляшут.» Словом – придурь сплошная. Тем не менее «Это» было поставлено во Франции и «Новый французский балет» совершил с этим большое мировое турне, причем повсюду автором балета был отрекомендован В.Богомолов – как это ни нелепо…

Мне он позвонил через пол-года после теперешнего срыва. Предложил «посидеть» у него. Я согласился после того, как Витька клятвенно заверил меня что за последние две недели это его первый день и взаймы он у меня не попросит…

Он снимал времянку на окраине города в частном секторе. Приехав к нему, я был несколько удивлен относительным порядком в жилище и богатством предложенного угощения. Было много разных закусок, включая всякие фрукты. Дорогое пойло и широкий выбор холодных запивок.

Можно предположить, что Витя Богомолов напоролся на крутую шабашку. Но я-то знал, знал, что через несколько часов в его берлоге наступит полный бардак, с окурками, громкой музыкой и блядьми. Но пока что все было приятно и мы со смаком начали трапезничать и накачиваться, неспешно, безумием.

Богомолов погнал уже после пятой. Он принялся излагать что на этом свете не каждый человек имеет целую душу. Есть те, у кого одна душа на троих, те у которых душа на десятерых, или на сто, или на тысячу… Последние склонны собираться в толпу, потому что иначе не могут функционировать.

- А у нас – одна душа на двоих – пихнул я иронию – и вот мы обязаны встретиться и выпить.

- Нет. – Серьезно возразил Витька – У меня целая душа, а ты – статист. Знаешь – кардебалет? Я потому тебя и позвал… Чем-то ты мне нравишься, но существуешь ты – лишь благодаря моему восприятию и излучению.

Я весело ухмыльнулся и предложил выпить за это.

- Надоело мне, понимаешь… — продолжал Богомолов, совершив ритуал поглощения. – Я жить устал. Так тяжело давит этот контраст… Бес не дремлет… Не могу вырваться. Короче, решил нажраться таблеток. Ты уж прости – ведь когда я крякну исчезнет и весь кардебалет… разумеется с тобой вместе,уж прости старичок, ничего не поделаешь…

Мне пришлось проявить всякую смекалку, чтобы согнать Витькин треп с этой колеи. Через какое-то время получилось и праздник завершился как положено: приехали вызванные по телефону девочки. Мы много пили, пели и еблись. Потом второй день – похмелье… Расползлись на третий. Витек погрузился в дежурный свой сон, а я закрутился в делах.

Но через недельку пришлось мне вспомнить про этот праздник. Прошел слух, что Витька Богомолов нажрался сидуксену и загремел в реанимацию токсикологии – помирать.
- Ну вот, кардебалет! – мрачно подумал я – Вот дурак! Хлопнешь лаптями и никто не только с тобой не исчезнет, о тебе через пару недель уже и говорить перестанут. И потом редко-редко, случайно, кто-нибудь на минуту куража вдруг вспомнит: жил мол,один мудозвон – Витька Богомолов. Талантливый и глупый алкаш. Допился до суицида…

Мне вдруг захотелось взглянуть на него. Поехал. Корреспондентские корочки помогли проникнуть в святая святых. Доктор подвел меня к Витькиному эшафоту. Самоубивец лежал серый, соединенный шлангами с искусственной почкой.

- Зря мы деньги на него тратим. С минуты на минуту — отвалит. – Без интонаций сказал мне док. – Но из мин.культуры бабло подослали, сказали держать до конца. Странно: они редко на чью жизнь копейку положат…

На голубоватом дисплее писалась кривая Витькиной жизни.

- Во, глянь! – возбудился вдруг лекарь – отчаливает!
Кривая на экране стала уменьшать свои амплитуды и прерываться. Я впился глазами в нее, ни о чем определенном не думая. Она все больше проявляла тенденцию к выпрямлению. Вдруг раздался короткий звуковой сигнал и во мне что-то лопнуло. Мир перестал существовать.


13.03.04г.



Таро
Бог говорит: «Вот видишь — ты, как животное, должен делать говно. А тот кто делает говно — безусловно — раб.»

Хобби
И она, сука, заметила. Уверен в этом! Что-то неуловимо изменилось в её лице. Чуть больше крови в каппилярах и вот вам пожалуйста - румянец сгущается, как если бы в фотошопе набрать Ctrl+B и шевельнуть движок Red вправо на +6 не более... И ноздри её чуть

 Вариант
 Это
 Парадокс доступности.
 Жизнь после смерти
 Круговорот меня в природе
 Лёля Макаровна.
 Дедукция
 Миноточку...
 Грустно...
 Заглянуть в глаза.
 Казнь.
 Кардебалет
 Мастерская художника
 Отрицание отрицания
 Промежность
 Простейшие
 Тест
 Подельник Сидоров
 Колорит зимнего юга
 История с Амалией Е.
 Хочешь?
 Таро
 Си бемоль
 Миг судьбы
 Анальный вздох
 Налёт на восток. (быль)
 Пришла родимая
 Касса номер девять.
 Абсолютный процесс
 Штихи
 Композиция Ларцева.
 Интимные мысли
 Детский сад.
 Позавидовать мертвым.
 Сергей Сергеич
 Вежливость королев.
 Борьба со скукой
 Хобби
 Отъеблось.
 Роман века
 Интрига.
 Шапокляк.
 Страх жизни.
 Предновогоднее письмо подружке.
 Засада.
 Производственная тематика.
 Первая любовь.
 Пустое.
 Коллеги.
 Пидараска.
 Пуск.
 Сто лет до бессмертия.
 Катрин.


Евгений Петрийчук ( статистика )    photojohny@gmail.com