Композиция Ларцева. Litelatula.ru

В первый раз в Москву я приехал на стажировку в Фотохронику ТАСС. Поселили меня в нынче снесённой гостинице «Минск». Помню, как впервые трепеща подошел к стеклянной двери гостиничного ресторана с грозной надписью «Ресторан высшей наценочной категории.» В кармане у меня лежали двести рублей и авиабилет домой, но всё равно неопределённость напрягала – сколько могут здесь взять за вечер – было для меня загадкой.

Я пришел рановато, и свободных столиков было еще – сколько угодно. Я уселся с таким расчетом, чтобы хорошо было видно эстраду, и углубился в меню. Белорусская кухня была мне совсем не знакома, и я выбрал на удачу – «Котлету крестьянскую», какой-то салат, пару пива и триста грамм водки. Заказ не пришлось долго ждать. Оказалось, что «котлета крестьянская» занимает с гарниром целое блюдо. Она была фаршированна грибами и луком и ароматно пахла. Я приступил к замечательной трапезе. Всё было отлично! К тому же на эстраде заиграла музыка, и стройная девушка отличным голосом спела неизвестную мне лирическую песню. Мне показалось, что она выступает значительно лучше многих московских гастролёров, концерты которых я посещал во Фрунзе.

Я провёл в ресторане приятные два часа, а когда официант предъявил счет на восемь с мелочью – почувствовал себя просто счастливым. Теперь каждый вечер я неприменно проводил в этом ресторане и через четыре дня чувствовал себя здесь настоящим завсегдатаем.

Но в пятый день стажировки меня задержали в редакции дольше обычного и когда я, наконец, добрался до гостиницы и вошел в заветный зал – все места уже были заняты и мне пришлось ждать возле конторки метрдотеля, когда он найдёт мне пристанище. Это было не приятно. К тому же я видел прямо пред собой столик, оккупированный всего тремя гостями – двумя красивыми девицами и пожилым мужиком – к которым я был бы совсем не прочь присоединиться. Молодые дамы весело ржали над шутками старикана, и это было — просто кощунственно не справедливо!

Разумеется, метрдотель – вернувшись с разведки – повёл меня к другому столику, за которым уныло сидели трое мужчин в ожидании официанта. Я вежливо поинтересовался – не возражают ли они против моего вторжения, на что метрдотель презрительно заметил – Они каждый сам по себе! – и ушел.

Ждать официанта пришлось довольно долгое время. Наконец он подошел с недовольною, кислою миной и стал записывать заказы в блокнот.

Мой сосед слева пожелал суп, гуляш и компот. Сосед по диагонали – тоже что-то прозаическое и весьма скромное. Зато тот что сидел против меня, когда подошла его очередь загорелся, перечислил несколько удачных номеров из меню и присовокупил – Так и ещё бутылочку коньячка – пока – и три… нет пять бутылок пива – пока! – при этом он заговорщески зыркнул в мою сторону – похоже распознав собрата. Видно было, что пришел он не есть, а развлекаться. Отстать я не мог и не хотел. Мой заказ был разнообразным и щедрым. Доля алкогольных напитков в нём была весьма существенной, что вызвало бурное одобрения моего потенциального собутыльника. Он просто протянул мне через стол руку и представился – Саша! Следователь ОБХСС из Краснодара. Я назвался фотокорреспондентом ТАСС.

Соседям слева и по диагонали еду принесли моментально и они захлюпали своим супом. А я глазами показал Саше на столик с двумя красавицами и старым пердуном – Видал?

- Да-а-а – сказал следователь из Краснодара – черная несправедливость!

- Мы это исправим! – пообещал я. – Тут Саше подогнали коньяк и шпротный салат и мы, не дожидаясь остального изобилия, принялись выпивать. Саша оказался своим в доску. Мы мигом подружились. Когда наши убогие соседи набив себе требуху удалились – мы выпили за это отдельный тост.

Смешливые девушки неподалёку продолжали веселиться. Одна из них была блондинкой, другая – жгучей брюнеткой. Выбрав подходящий момент, я – уже приятно хмельной вышел из-за стола, подвалил к брюнетке и позвал её плясать медленный танец.

Как же мне не хватало этого ощущения в Москве все эти прекрасные дни! Гибкая талия под чуткой рукой, нежный запах хороших духов, большие, карие, умные глаза напротив… Чистое и прекрасное лицо! Она обнимала меня так нежно и охотно! Мы сразу же познакомились – её звали удивительно – Зуре.

Я спросил – Девушки, что это вы делаете? Сидите здесь с каким-то старым хмырём, да ещё и смеётесь – поощряете его остроумие! Зачем? Когда рядом с вами погибают от тоски, вызванной вашей же великолепной красотой – два молодых, симпатичных мужчины…

О! – Говорила Зуре – Это же Ларцев! Поэт из узбекистана. Он замечательный собеседник! И он у Лены научный руководитель – она приехала защищать кандидатскую диссертацию о творчестве Чингиза Айтматова.

- Да я лично знаю Чингиза, хотите познакомлю! – бравировал я.
- Уже не нужно! Диссертация готова! Но Ларцев захотел чтобы сегодня – накануне защиты – Лена осталась ночевать в его номере! Тогда Лена попросила меня прийти с ней в ресторан и напиться. (Я же вообще не пью! Я трезвая женщина, математик.) Ларцеву придётся взять к себе в номер и меня, и его затея – сорвётся!

- Да ну на фиг — диссертацию такой ценой! Давай мы её уведём! Никуда он не денется! Что же он проголосует против своей аспирантки, что ли?

- Я не знаю. Это надо Лене предложить.

Следующий танец я плясал с Леной. (Не могу сказать, почему краснодарский следователь не принимал участия в переговорах – может быть боялся шугануть мой успех…) Лена отозвалась на моё предложение сменить кавалера очень активно – Ой, ребята, заберите меня, пожалуйста! – Когда музыка успокоилась, я проводил даму до стола и вроде не нарочно присел на свободный стульчик. Ларцев был вынужден со мной познакомиться и пожать мне руку. Но, как блестящий собеседник – он тут же иссяк. Я – наоборот стал молоть всякий вздор, не обращая внимания на маяки краснодарского Саши, пока Зуре не сказала – Это ваш друг так вам машет руками? Пускай перебирается тоже за наш столик! Ларцев помрачнел, но возражать не стал. Саша же, моментально преобразившись, зацепил официанта, дал ему новый крупный заказ и попросил перенести кое-что с нами покинутого стола. Начался праздник!

Зуре сидела со мной в обнимку. Лена так радикально не сближалась, но не сводила с весёлого Саши восхищенного, многообещающего взгляда. Саша травил анекдоты. Ларцев, участия в растлении не принимавший, через некоторое время подозвал официанта, расплатился за своё и попросил принести ему бутылку коньяку «Белый аист». Получив алкоголь, он встал из-за стола в нервно наступившей тишине и эффектно сказал – Лена, я жду тебя в номере! И удалился.

Возникшая пауза не уступала ревизоровской. Лена и Саша были воплощением отчаяния, мы с Зуре изображали сочувствие.

- Да ну его на фиг! Пускай себе ждёт! – с надеждой в голосе произнёс наконец Саша.

- Нет, я не могу… Я должна – треснутым голосом ответила Лена. – Я очень хочу остаться, очень!.. Но ничего не поделаешь – я не могу. – Саша, опустив голову, ничего не сказал.

- Тогда и я пойду с тобой! – порывисто воскликнула Зуре и я почувствовал, что сердце во мне остановилось.

- Нет! Ты оставайся с Женей! Я не хочу чтобы из-за меня всем было плохо! — Лена ладонями подняла Сашино лицо, отчетливо поцеловала его в губы, поднялась и пошла между столиков к выходу. Очень драматично всё получилось…

Мы с Зуре ещё долго из вежливости не уходили. Сидели с Сашей и пили. Потом я взял ещё шампанское с собой. Саша проводил нас до двери моего номера. Постояли. Он попросился внутрь выпить стаканчик. Я смог выпроводить его только когда Зуре упала на постель и уснула.

Мы здорово опьянели! Зуре засыпала под душем и приходилось с удовольствием мыть её и тащить на кровать. Она была необычайно красива… Утром я проснулся от ощущения её тела. Я прижимался к ней сзади толстой эрекцией. Чувствовал, что она уже не спит. Она повернулась ко мне не сразу и облегченно вздохнула – Боже – я так напилась вчера! Сейчас проснулась и не могла вспомнить с кем я в постели! Слава Богу что это ты!

- Ну не Ларцев же! – Время ещё было и мы не спеша отдавались ласке и, друг другу потом… Мне не хотелось выпускать её из объятий никогда-никогда! Но вставать всё же пришлось. И расставаясь, мы договорились встретиться вечером снова – у дверей ресторана.

Я весь день думал о ней и ждал. Горевал, что скоро всё равно возвращаться домой. У нас нет будущего – нас разделят тысячи километров… Но это будет ещё не сегодня. И – даже не завтра! Значит – почти никогда…

Она была пунктуальна. Мы сели за вчерашний столик – повезло. Саши было не видно.

-Ты не представляешь – что я тебе сейчас расскажу! — горя глазами сразу заговорила Зуре. Этот Ларцев настоящий подонок! Представь себе, что он сделал! Когда Ленка пришла в номер – он уже лежал в постели. Лена пошла мыться. Выходит… Подходит к нему… Снимает с себя полотенце, ложится… Он принимается её щупать и говорит – Ты меня не бойся Леночка, я уже не могу… Мне просто хочется тебя приласкать, потрогать… — Представляешь себе – каков подлец!

- Но разве это ей плохо? Она ведь его не хотела?

Какая разница! Он ей всё сломал… весь вечер, а может и больше, а потом говорит – Не могу! — Нет уж скотина, назвался грузьдем – полезай, сука, в кузовок! – И Зуре уверенно хлебнула шампанского.




Вариант
Я должен буду испытать блаженство и от этого аксакала и от каждого его желтого зуба. И от чайханского невкусного чая, и от всякого камушка, или соринки в космосе. Почему бы не начать прямо сейчас?

Дедукция
— В кухонном шкафу, внизу, за пустыми банками? Нет… вряд ли. Слишком просто. Может быть в бельевом отделении шифоньера, где-то среди наволочек? — Тоже нет… На антресолях!

 Вариант
 Это
 Парадокс доступности.
 Жизнь после смерти
 Круговорот меня в природе
 Лёля Макаровна.
 Дедукция
 Миноточку...
 Грустно...
 Заглянуть в глаза.
 Казнь.
 Кардебалет
 Мастерская художника
 Отрицание отрицания
 Промежность
 Простейшие
 Тест
 Подельник Сидоров
 Колорит зимнего юга
 История с Амалией Е.
 Хочешь?
 Таро
 Си бемоль
 Миг судьбы
 Анальный вздох
 Налёт на восток. (быль)
 Пришла родимая
 Касса номер девять.
 Абсолютный процесс
 Штихи
 Композиция Ларцева.
 Интимные мысли
 Детский сад.
 Позавидовать мертвым.
 Сергей Сергеич
 Вежливость королев.
 Борьба со скукой
 Хобби
 Отъеблось.
 Роман века
 Интрига.
 Шапокляк.
 Страх жизни.
 Предновогоднее письмо подружке.
 Засада.
 Производственная тематика.
 Первая любовь.
 Пустое.
 Коллеги.
 Пидараска.
 Пуск.
 Сто лет до бессмертия.
 Катрин.


Евгений Петрийчук ( статистика )    photojohny@gmail.com